Гайдар Аркадий Петрович биография

Гайдар Аркадий Петрович биография

Гайдар Аркадий Петрович биография. Одним из детских писателей, чьи книги входили в учебную программу советской школы, является Аркадий Гайдар. Биография его служила примером юным читателям. Однако многие факты из его жизни умалчивались. Кем был Аркадий Гайдар? Биография для детей гласит, что был он не только замечательным писателем, но и отважным солдатом, истинным революционером.

Но позже стало известно, что храбрость этого человека граничила с безрассудством, а в достижении цели он проявлял болезненный фанатизм. Читайте еще: Малевич Казимир Северинович биография.

Аркадий Голиков (Гайдар) – детский писатель, участник кровопролитной Гражданской войны и каратель антисоветского подполья. Голиков – одна из самых противоречивых личностей в советской истории. Кто же он: жестокий убийца мирного населения, закоренелый алкоголик, или талантливый детский писатель?

Детство

Детство

Аркадий Петрович появился на свет 9(22) января 1904 года в городке Льгов, что в Курской губернии. По материнской линии писатель был потомственным дворянином (более того, мать Наталья была в родстве с Михаилом Лермонтовым), по отцовской – внуком крепостного крестьянина.

Позже семья переехала в город Арзамас. Аркадий был первенцем, и на новом месте у него появилось три сестры – Наташа, Катя и Оля. Исследователи утверждают, что талант проснулся в писателе еще в ранние годы: сочинять и говорить в рифму он научился раньше, чем писать и считать.

В возрасте 10 лет мальчика определяют в Арзамасское реальное училище. Здесь юный гимназист предпринял попытку сбежать на фронт, куда ранее забрали отца, однако мальчика под конвоем вернули домой. Обучаясь в училище, Аркадий изумлял учителей своей превосходной памятью – он наизусть запоминал целые книги и тексты учебников.

Военная карьера

После падения царской семьи в Арзамасе появилось много партий и ученических комитетов. Летом 1917 года Голиков получил должность рассыльного, а в 1918-м вступил в большевистскую дружину. Изначально большевики взяли юношу в РКП(б) в качестве кандидата, а полноправным членом партии 15-летний Голиков стал 15 декабря 1918 года. Вначале он служил адъютантом, позже возглавлял отдел охраны железной дороги.

Юноша постоянно просился на фронт, но командир настоял, чтобы парень вначале прошел профильное обучение. Так и произошло – Голиков отправился на Московские командные курсы Красной Армии. Позже учреждение перебазировалось в Украину, в Киев. Оказавшись в Киеве, Аркадий воевал с петлюровцами и украинскими повстанцами.

В 1919 году Голиков стал командиром, в 1920 – комиссаром штаба. В 17-летнем возрасте он знал о военном деле больше, чем многие полководцы. В 1921 году получил звание командира отделения полка. Голиков воевал на разных фронтах (в Сочи, на Дону, на Кавказском фронте), где он переболел тифом, был ранен и дважды контужен. В 1922 году был отправлен подавлять антисоветское восстание в Хакасию. Здесь молодой командир и проявил себя как кровожадный тиран, недолюбливающий евреев и расстреливающий население по подозрению в бандитизме.

По мнению историков, Гайдар сталкивал женщин и детей с обрыва и убивал всякого, кого заподозрит в антисоветской деятельности. В 1922 году его обвинили в злоупотреблении служебными полномочиями. Гайдара лишили должности и исключили из партии, направив на психиатрический осмотр. Закончилось дело диагнозом «травматический невроз».

Творчество

Аркадий Петрович вернулся с фронта закоренелым алкоголиком с изрядно подорванной психикой.

«С корабля на бал» — именно так историки характеризуют литературную деятельность Голикова, которая началась сразу же после окончания военной карьеры. Аркадий взял свою первую рукопись «В дни поражений и побед» и принес ее в популярный ленинградский альманах «Ковш». Со словами: «Я Аркадий Голиков, а это — мой роман и я прошу его напечатать», писатель передал редактору несколько исписанных тетрадей. И произведение напечатали.

Затем писатель переехал в Пермь, где в журнале «Звезда» вышло его первое произведение под псевдонимом Гайдар («Угловой дом»).

В последующие годы он публикует очерки и фельетоны. В перерывах между нервными расстройствами и переездами пишет свои лучшие книги: «РВС», «Школа» и «Четвертый блиндаж». Несколько раз Аркадия Петровича забирают врачи с приступами белой горячки, позже его арестовали за стрельбу в пьяном виде.

Далее следует несколько попыток самоубийства – писатель пытается резать себе вены. Борис Закс – коллега-журналист, утверждал, что его руки были покрыты большими шрамами, и резал вены Аркадий не один раз. В 1932 году Голиков попал в психиатрическую больницу, где писал «Военную тайну». Всего же, по заверениям самого Гайдара, он был в психиатрических лечебницах 8-10 раз.

В 1938 году к детскому писателю пришла всесоюзная слава – страна вовсю зачитывалась книгами и сборниками его рассказов, наизусть запоминала «Тимура и его команду», «Чука и Гека». Писатель возил сына Тимура и приемную дочь Женю в Крым и на время позабыл о психологических проблемах.

В марте 1941 года Аркадий Петрович, отдыхая в санатории «Сокольники», познакомился с Зоей Космодемьянской. Когда началась война, Гайдар как раз получил заказ на написание киносценария по произведению «Тимур и его команда». Сценарий был закончен в течение 12 дней, после чего Аркадий написал заявление на фронт.

Неизвестный Аркадий Гайдар

Неизвестный Аркадий Гайдар

Биография, личная жизнь и творческий путь могли бы сложиться иначе. Страна не знала бы литературных героев — Тимура и Мальчиша-Кибальчиша, если б их создателю в юности не удалось избежать расстрела. А ведь начальник специальной комиссии, разбиравшей дело Гайдара, настаивал на смертной казни фанатичного командира-карателя. К счастью, было принято решение заменить расстрел психиатрическим освидетельствованием.

Позже Гайдар оказывался на больничной койке не раз. Были найдены записи, которые вел писатель во время пребывания в психиатрической лечебнице. Эти периоды для него были невыносимы. Впрочем, кроме одного и из них, когда Гайдара поместили в хабаровскую лечебницу и он написал там одно из своих лучших произведений – «Мальчиш-Кибальчиш». Дневник Гайдара содержал и очень страшные строки.

Судя по записям, во сне к нему приходили люди, которых он когда-то убивал. Гайдар словно раскаивался в грехах, которые совершил в юности. Но, судя по тому, что позже написал прозаик, он верил в то, что все его преступления совершены не напрасно. Ведь появилось новое поколение – поколение советских людей — честных, правильных, трудолюбивых и искренних.

Личная жизнь

Писатель за свою жизнь был женат три раза:

Первой женой писателя стала Мария Николаевна Плаксина – 17-летняя медсестра. Самому писателю на момент женитьбы было 17 лет. Первая жена подарила Гайдару сына Женю, однако первенец умер в младенчестве.

Второй женой Голикова стала 17-летняя Лия Лазаревна Соломянская — сторонница пионерского движения и организатор газеты «Муравей-чудодей». В 1926 году у пары родился сын Тимур. Однако с писателем жить было сложно, он употреблял спиртное и страдал от психических расстройств. В 1931 году его жена Лия забрала сына и ушла от мужа к Самсону Глязеру (журналисту «Комсомольской правды»).

В третий раз писатель связал себя брачными узами с Дорой Чернышёвой. Произошло это в 1938 году. Будучи немолодой женщиной, Дора уже имела дочь Евгению, которую впоследствии Аркадий удочерил.

Последние годы и гибель

Последние годы и гибель

Несмотря на запреты, писатель все же прибыл на фронт. Он приехал в Киев. Исполнял обязанности корреспондента, помогал советами. Позже оказался в тылу у немцев, а затем стал членом партизанского отряда.

Отправившись на разведку в 1941 году, писатель вместе с несколькими партизанами 26 октября оказался в засаде вблизи железнодорожной насыпи. Обнаружив противника, Гайдар успел предупредить своих, крикнув: «Ребята, немцы!» Эта фраза спасла жизни остальных партизан, но повлекла смерть Аркадия Петровича.

Однако имеет место и другая версия событий, согласно которой писатель не умер 26 октября. Украинский журналист Виктор Глущенко, проведя собственное расследование, узнал, что Гайдара и нескольких партизан приютила женщина Кристина Кузьменко. Прожив у Кристины до весны, вояки двинулись в сторону фронта, но их схватили.

Позже партизанам удалось бежать. Они прятались в лесу, а еду им носила некая Ульяна Добренко. Этих данных оказалось недостаточно для пересмотра истории гибели Гайдара. Сомнителен и другой факт – на теле убитого была офицерская форма и полушерстяное белье, что никак не сходится с историей о партизанах.

Сегодня именем Аркадия Гайдара названы десятки улиц, его образ используется в музыке и литературе, а в Хабаровске находится мемориал памяти писателя.

Библиография

Самые известные произведения Голикова:

  • «Голубая чашка» (1936);
  • «Тимур и его команда» (1940),
  • «Судьба барабанщика» (1938),
  • «Школа»(1930);
  • «РВС» (1925);
  • «Четвертый блиндаж».

Аркадий Гайдар — Горячий камень

Аркадий Гайдар — Горячий камень

Жил на селе одинокий старик. Был он слаб, плел корзины, подшивал валенки, сторожил от мальчишек колхозный сад и тем зарабатывал свой хлеб.

Он пришел на село давно, издалека, но люди сразу поняли, что этот человек немало хватил горя. Был он хром, не по годам сед. От щеки его через губы пролег кривой рваный шрам. И поэтому, даже когда он улыбался, лицо его казалось печальным и суровым.

Однажды мальчик Ивашка Кудряшкин полез в колхозный сад, чтобы набрать там яблок и тайно насытиться ими до отвала. Но, зацепив штаниной за гвоздь ограды, он свалился в колючий крыжовник, оцарапался, взвыл и тут же был сторожем схвачен.

Конечно, старик мог бы стегануть Ивашку крапивой или, что еще хуже, отвести его в школу и рассказать там, как было дело.

Но старик сжалился над Ивашкой. Руки у Ивашки были в ссадинах, позади, как овечий хвост, висел клок от штанины, а по красным щекам текли слезы.

Молча вывел старик через калитку и отпустил перепуганного Ивашку восвояси, так и не дав ему ни одного тычка и даже не сказав вдогонку ни одного слова.

От стыда и горя Ивашка забрел в лес, заблудился и попал на болото. Наконец он устал. Опустился на торчавший из мха голубой камень, но тотчас же с воплем подскочил, так как ему показалось, что он сел на лесную пчелу и она его через дыру штанов больно ужалила.

Однако никакой пчелы на камне не было. Этот камень был, как уголь, горячий, и на плоской поверхности его проступали закрытые глиной буквы.

Ясно, что камень был волшебный! — это Ивашка смекнул сразу. Он сбросил башмак и торопливо начал оббивать каблуком с надписей глину, чтобы поскорее узнать: что с этого камня может он взять для себя пользы и толку.

Ниже стояла печать, но не простая, круглая, как в сельсовете, и не такая, треугольником, как на талонах в кооперативе, а похитрее: два креста, три хвоста, дырка с палочкой и четыре запятые.

Тут Ивашка Кудряшкин огорчился. Ему было всего восемь лет — девятый. И жить начинать сначала, то есть опять на второй год оставаться в первом классе, ему не хотелось вовсе.

Вот если бы через этот камень, не уча заданных в школе уроков, можно было из первого класса перескакивать сразу в третий — это другое дело!

Но всем и давно уже известно, что такого могущества даже у самых волшебных камней никогда не бывает.

Проходя мимо сада, опечаленный Ивашка опять увидел старика, который, кашляя, часто останавливаясь и передыхая, нес ведро известки, а на плече держал палку с мочальной кистью.

Тогда Ивашка, который был по натуре мальчиком добрым, подумал: «Вот идет человек, который очень свободно мог хлестнуть меня крапивой. Но он пожалел меня. Дай-ка теперь я его пожалею и верну ему молодость, чтобы он не кашлял, не хромал и не дышал так тяжко».

Вот с какими хорошими мыслями подошел к старику благородный Ивашка и прямо объяснил ему, в чем дело. Старик сурово поблагодарил Ивашку, но уйти с караула на болото отказался, потому что были еще на свете такие люди, которые, очень просто, могли бы за это время колхозный сад от фруктов очистить.

И старик приказал Ивашке, чтобы тот сам выволок камень из болота в гору. А он потом придет туда ненадолго и чем-нибудь скоренько по камню стукнет.

Очень огорчил Ивашку такой поворот дела.

Но рассердить старика отказом он не решился. На следующее утро, захватив крепкий мешок и холщовые рукавицы, чтобы не обжечь о камень руки, отправился Ивашка на болото.

Измазавшись грязью и глиной, с трудам вытянул Ивашка камень из болота и, высунув язык, лег у подножия горы на сухую траву.

«Вот! — думал он. — Теперь вкачу я камень на гору, придет хромой старик, разобьет камень, помолодеет и начнет жить сначала. Люди говорят, что хватил он немало горя. Он стар, одинок, избит, изранен и счастливой жизни, конечно, никогда не видел. А другие люди ее видели». На что он, Ивашка, молод, а и то уже три раза он такую жизнь видел. Это — когда он опаздывал на урок и совсем незнакомый шофер подвез его на блестящей легковой машине от конюшни колхозной до самой школы. Это — когда весной голыми руками он поймал в канаве большую щуку. И, наконец, когда дядя Митрофан взял его с собой в город на веселый праздник Первое мая.

«Так пусть же и несчастный старик хорошую жизнь увидит», — великодушно решил Ивашка.

Он встал и терпеливо потянул камень в гору.

И вот перед закатом к измученному и продрогшему Ивашке, который, съежившись, сушил грязную, промокшую одежду возле горячего камня, пришел на гору старик.

— Что же ты, дедушка, не принес ни молотка, ни топора, ни лома? — вскричал удивленный Ивашка. — Или ты надеешься разбить камень рукою?

— Нет, Ивашка, — отвечал старик, — я не надеюсь разбить его рукой. Я совсем не буду разбивать камень, потому что я не хочу начинать жить сначала.

Тут старик подошел к изумленному Ивашке, погладил его по голове. Ивашка почувствовал, что тяжелая ладонь старика вздрагивает.

— Ты, конечно, думал, что я стар, хром, уродлив и несчастен, — говорил старик Ивашке — А на самом деле я самый счастливый человек на свете.

Ударом бревна мне переломило ногу, — но это тогда, когда мы — еще неумело — валили заборы и строили баррикады, поднимали восстание против царя, которого ты видел только на картинке.

Мне вышибли зубы, — но это тогда, когда, брошенные в тюрьмы, мы дружно пели революционные песни. Шашкой в бою мне рассекли лицо, — но это тогда, когда первые народные полки уже били и громили белую вражескую армию.

На соломе, в низком холодном бараке метался я в бреду, больной тифом. И грозней смерти звучали надо мной слова о том, что наша страна в кольце и вражья сила нас одолевает. Но, очнувшись вместе с первым лучом вновь сверкнувшего солнца, узнавал я, что враг опять разбит и что мы опять наступаем.

И, счастливые, с койки на койку протягивали мы друг другу костлявые руки и робко мечтали тогда о том, что пусть хоть не при нас, а после нас наша страна будет такой вот, как она сейчас, — могучей и великой. Это ли еще, глупый Ивашка, не счастье?! И на что мне иная жизнь? Другая молодость? Когда и моя прошла трудно, но ясно и честно!

Старик замолчал, достал трубку и закурил.

— Да, дедушка! — тихо сказал тогда Ивашка. — Но раз так, — то зачем же я старался и тащил этот камень в гору, когда он очень спокойно мог бы лежать на своем болоте?

— Пусть лежит на виду, — сказал старик, — и ты посмотришь, Ивашка, что из этого будет.

С тех пор прошло много лет, но камень тот тал и лежит на той горе неразбитым.

И много около него народу побывало. Подойдут, посмотрят, подумают, качнут головой и идут восвояси. Читайте еще: Майкл Джерард Тайсон биография.

Был на той горе и я однажды. Что-то у меня была неспокойна совесть, плохое настроение. «А что, — думаю, — дай-ка я по камню стукну и начну жить сначала!»

Однако постоял-постоял и вовремя одумался.

«Э-э! — думаю, скажут, увидав меня помолодевшим, соседи. — Вот идет молодой дурак! Не сумел он, видно, одну жизнь прожить так, как надо, не разглядел своего счастья и теперь хочет то же начинать сначала».

Скрутил я тогда табачную цигарку. Прикурил, чтобы не тратить спичек, от горячего камня И пошел прочь — своей дорогой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *