Нуриев Рудольф Хамитович биография

Нуриев Рудольф биография

Нуриев Рудольф Хамитович биография. Рудольф Нуриев – легендарный артист балета, который был востребован и на советской сцене, и за рубежом. Он считается самым значительным танцовщиком XX века, а техника и особенно прыжок Рудольфа Нуриева – хрестоматийными.

После парижских гастролей в 1961 году отказался поехать назад в Советский Союз, попросил политического убежища и стал одним из самых знаменитых беженцев в отечественной истории. После окончания танцевальной карьеры Нуриев пробовал себя и как хореограф, и как киноактер, а в последние годы был дирижером Парижской Оперы. Читайте еще: Андрей Державин биография.

Детство Нуриева

Детство Нуриева

Несмотря на то, что в биографии Рудольфа Нуриева родным городом указан Иркутск, на самом деле он родился в поезде, который следовал во Владивосток, а на железнодорожной станции недалеко от Иркутска было только зафиксировано появление малыша на свет. Рудольф стал младшим ребенком в семье политрука Красной Армии Хамита Фазлеевича и его жены Фариды Аглиулловны.

У звезды балета было три старшие сестры: Роза, Розида и Лидия. Военное детство Нуриева прошло в эвакуации в Уфе. Именно там он начал танцевать в ансамбле народного танца при Доме культуры. В 15 лет юноша уже начал пробовать свои силы в кордебалете Уфимского оперного театра, а через год стал полноправным членом труппы.

В 1955 году, в возрасте 17-ти лет, Рудольф Нуриев отправляется в Ленинград, чтобы продолжить образование в хореографическом училище. Но он не учел, что в это учебное заведение принимают детей с 12 лет, поэтому по возрасту он сильно отставал от своих однокурсников, не находил с другими учениками общего языка и подвергался насмешкам. Из-за подобного отношения Нуриев не смог жить в общежитии, поэтому откликнулся на любезное приглашение своего наставника Александра Пушкина и поселился в его семье.

Хореографическое училище Рудольф окончил в 1958 году и сразу же получил приглашение войти в труппу Ленинградского театра оперы и балета имени С. М. Кирова, которое ему сделали по настоятельной просьбе прима-балерины Наталии Дудинской.

История жизни Рудольфа Хаметовича Нуриева

История жизни Рудольфа Хаметовича Нуриева

Но вне сцены Нуриев, по мнению большинства тех, кто его знал, был просто невыносим. Он не давал себе труда быть тактичным или соблюдать хотя бы элементарные правила общения. Получив на первых порах материальную поддержку Эрика Бруна, Рудольф Нуриев начал заниматься с Датской балетной группой, стремясь усовершенствовать свою технику, однако сразу же завоевал неприязнь к себе. Через некоторое время он получил приглашение выступать в «Америкэн балле тиэтр», но продержался там ровно неделю и ушел, оскорбив директора труппы.

Однако с Марго Фонтейн его отношения складывались иначе. Эта сорокадвухлетняя мировая знаменитость долго колебалась, брать ли ей в партнеры «этого русского». Собственно говоря, новый партнер ей не был нужен — она собиралась покинуть балетную сцену. На своем бенефисе она отказалась танцевать с Нуриевым, он исполнял свой номер не с ней. Однако через некоторое время Фонтейн захотела попробовать дуэт с Нуриевым — настолько сильное и необычное впечатление производил этот танцовщик.

Проба оказалась удачной, и совместная работа обогатила обоих. В танце Фонтейн появились страстность, женственность и воодушевление, чего, по мнению некоторых критиков, ей ранее не хватало. А танец Нуриева приобрел поэтичность и рафинированность, свойственные Фонтейн. Пара производила потрясающее впечатление на зрителей. Как говорил потом сам Нуриев, публика была захвачена их танцем потому, что они сами были захвачены своей работой.

Публика воистину сходила с ума. Попасть на спектакль с участием этого дуэта было просто невозможно. По воспоминаниям одного из сотрудников концертного бюро, устраивавшего гастроли Королевского балета в Америке, это была настоящая истерия. Люди разбивали палатки возле здания «Метрополитен-Опера» и дежурили по трое суток, чтобы достать билеты.

«Родившись в поезде, он и жизнь свою гнал со скоростью сто километров в час». Действительно, карьерный взлет Нуриева на Западе был стремительным — из мало кому известного юноши-эмигранта он быстро превратился в звезду небывалой величины. Однако на родине его славу признавать отнюдь не собирались в течение долгих лет. Из прессы просто исчезли все упоминания об артисте, как будто его никогда не существовало. Были ликвидированы все его фотографии и даже те, на которых он был снят вместе с другими артистами.

В первое время своего пребывания на Западе Рудольф Нуриев заявлял в своих интервью, что может принять решение о возвращении на родину, если не найдет места в новой жизни. Однако это, скорее всего, было просто игрой на публику — вряд ли Нуриев всерьез считал, что может вернуться. Ничто иное, кроме лагерей, его ждать не могло.

Сразу после события, изменившего всю его жизнь, прошло открытое собрание труппы Кировского театра, где артисты вынуждены были единогласно заклеймить его как «невозвращенца». А в январе 1962 года состоялся официальный суд над Рудольфом Нуриевым (естественно, заочный), на котором его приговорили как предателя Родины к семи годам исправительно-трудовых работ с отбыванием срока в колонии строгого режима.

И даже после такой акции КГБ не желал оставить его в покое. В течение долгого времени Нуриева, по словам близких ему людей, мучил страх перед советскими агентами госбезопасности, что нельзя приписывать одной лишь впечатлительности и мнительности артиста. На протяжении многих лет его преследовали анонимными звонками с угрозами, причем особенно часто это случалось непосредственно перед выходом на сцену. А несколько раз изобретательные преследователи заставляли его мать звонить и уговаривать сына вернуться на родину.

Нуриев вырос в фигуру, значение которой было неожиданным для него самого. Он едва не стал причиной срыва программы культурного обмена между СССР и Великобританией — Советский Союз выдвигал требование о том, чтобы Королевский балет расторг контракт с Нуриевым. Англичане оказались более твердыми и отстояли танцовщика, а вот Франция под угрозой отмены гастролей Большого театра сняла спектакль с участием Рудольфа Нуриева, намеченный к постановке в «Гранд Опера».

Единственное, чего еще желал артист от Советского Союза — разрешения его матери на выезд к нему. Но именно это разрешение никогда не было дано. По прошествии достаточно долгого времени после отъезда Нуриева его сестрам с детьми разрешили навестить Нуриева в Монте-Карло и Париже, однако Фариде Нуриевой такого разрешения не давали, несмотря на ухудшающееся здоровье, которое оставляло ей мало шансов еще раз увидеть сына.

Нуриев предпринимал что только мог, использовал свои огромные связи, обращался к своим влиятельным знакомым и поклонникам — все было бесполезно. В 1976 году был даже создан комитет, состоящий из известных деятелей культуры, который собрал более десяти тысяч подписей под просьбой дать матери Рудольфа Нуриева разрешение на выезд из СССР.

Сорок два сенатора Соединенных Штатов Америки обращались лично к руководителям страны, за Нуриева ходатайствовала ООН, но все оказалось бесполезным. Вероятно, если бы Нуриев не стал столь прославленным артистом, кумиром западной публики, добиться такого разрешения было бы значительно легче.

Лишь после прихода к власти Михаила Горбачева Нуриев смог совершить две поездки на родину. В 1987 году ему разрешили ненадолго приехать в Уфу для того, чтобы проститься с умирающей матерью, которая к тому времени уже мало кого узнавала. А через два года Нуриеву была предоставлена возможность станцевать несколько спектаклей на той сцене, о которой он так мечтал в юности — в Кировском театре.

Однако гастроли принесли лишь разочарование и Нуриеву, и тем, кто так хотел его увидеть. Артист был уже серьезно болен, кроме того, его преследовали травмы. Да и репертуар был выбран без учета физической формы исполнителя. Балет «Сильфида» требовал безупречного исполнения классического танца, что было Рудольфу Нуриеву в тот момент не по силам.

Танцевал он с огромным трудом, преодолевая физическую боль. Он и сам был расстроен поездкой. Пожалуй, самая большая ценность этих гастролей для русских зрителей заключалась в том, что после них на экране стали появляться фильмы с участием Рудольфа Нуриева, которые ранее были для них недоступны.

Но все это было намного позже — а пока Рудольф Нуриев продолжал свое блистательное шествие по сценам западных театров, оставляя за собой шлейф восторгов публики, скандалов в прессе и ненависти многих коллег. Однако даже те, кто не испытывал к Нуриеву-человеку никаких положительных эмоций, не могли не преклоняться перед Нуриевым-танцовщиком.

Постоянной труппой, в которой он много работал в первые годы своего пребывания на Западе, был Лондонский Королевский балет. Как утверждала одна из солисток этой труппы, Нуриев в чем-то определил развитие Королевского балета своим участием в его постановках.

После 1964 года Рудольф Нуриев стал меньше танцевать с Королевским балетом — все больше времени занимали у него гастрольные поездки. Он танцевал «Лебединое озеро» в Венской опере в 1964 году, «Раймонду» с Австралийским балетом в 1965-м, а в 1966 году поставил свой балет «Танкред» в театре «Ла Скала». Однако первый свой дом он купил все же именно в Лондоне, куда в тот период неизменно возвращался.

Но к середине семидесятых годов, когда Марго Фонтейн прекратила свои выступления, Нуриев стал выступать с Королевским балетом все реже и уже не считал себя членом его труппы. Правда, он оставил труппу не по собственной инициативе — Нуриев успел приобрести среди участников Королевского балета несколько верных друзей и подруг и огромное количество врагов. «Едва Марго оставила балет, — говорил Нуриев в одном из интервью, — сразу возникла мысль убрать меня, из личности превратить в ничто».

Однако для Нуриева отнюдь не было большим ударом это расставание с Лондоном. За право пригласить его в свою труппу боролись лучшие театры мира, несмотря на то, что Нуриев требовал (и получал) баснословные для балетного танцовщика гонорары.

О Нуриеве много говорили и продолжают говорить как о человеке, своей целью поставившем обогащение. Однако он, мгновенно завоевав мировую славу, делал на сцене то, что вовсе не было необходимым для коммерческого успеха. Он всегда танцевал на грани риска, полностью отдаваясь стихии танца. Уже будучи обладателем колоссального состояния, Рудольф Нуриев продолжал работать столь же напряженно, как и в первые годы своего творчества.

Он любил деньги ради денег и танец ради танца. Даже люди, хорошо знавшие Нуриева и не слишком тепло к нему относившиеся, утверждали, что, если бы ему пришлось выбирать между деньгами и балетом, он выбрал бы балет. Но, раз уж судьба предоставила ему возможность хорошо зарабатывать танцем, нужно было ее использовать в полной мере.

Правда, одним лишь танцем он не смог бы приобрести такого состояния — максимальная цена выхода составляла в то время не более десяти тысяч долларов. Однако Нуриев, по выражению одного из своих знакомых, представлял собой финансовую империю, состоящую из одного человека. Его финансовое чутье сделало бы честь профессионалу, и всеми своими делами он занимался сам, не доверяя никому.

Конечно, он пользовался советами консультантов, но решения о вложении своих средств всегда принимал сам. Причем, кроме того, что его деньги приносили ему еще большие деньги, он сумел продумать схему их размещения таким образом, что практически не платил налогов со своего огромного состояния. Для этого он даже принял австрийское подданство, так как эта страна отличалась своим мягким налоговым законодательством.

Однако основной деятельностью Нуриева был, конечно, балет. Большую роль в его карьере сыграло сотрудничество с известным антрепренером и продюсером Солом Юроком. Они были нужны друг другу и сразу это поняли. «Агентство Юрока почти уникально среди крупных предприятий подобного типа в том отношении, что призвано зарабатывать деньги. Ему нужна прибыль, и оно не получает никаких субсидий.

Едва Юрок понял, что все, что ему нужно, чтобы деньги текли рекой — это выступления Нуриева, а вовсе не присутствие таких монстров, как Большой или Королевский балет, — причем Нуриева в любом окружении, — будущее балетных трупп по всему миру оказалось предопределенным».

Юрок организовал североамериканские турне Лондонского Королевского балета, начиная с 1963 года, причем в маршрут гастролей непременно включалась и Канада. Через некоторое время Нуриев, видя, какой успех имеют гастроли, предложил Юроку создать гастрольную версию балета «Спящая красавица», которую собирался исполнять с национальным балетом Канады. Артист поставил балет сам. Он имел колоссальный успех. Сотрудничество Нуриева с этой балетной труппой оказалось очень успешным и длилось около шестнадцати лет.

Личная жизнь

Личная жизнь

Личная жизнь Рудольфа Нуриева оказалась связана с мужчинами: артист балета был открытым гомосексуалистом. Хотя некоторые его знакомые утверждают, что в юности у него были и романы с девушками. Также Рудольфу нередко приписывают романтические отношения с его партнершей, великой балериной Марго Фонтейн, которая была старше примерно на 15 лет. Впрочем, сами танцовщики называли свою связь исключительно духовной и дружеской.

Когда балерина умирала от рака, Нуриев оплачивал все ее медицинские счета и однажды сказал, что если бы мог в свое время жениться на Марго, то жизнь обоих сложилась бы удачнее. Впрочем, эти слова скорее говорят не о старом романе, а о нежелании расставаться с жизнью – Рудольф знал, что и сам умирает.

В разное время у Нуриева, по данным из различных средств массовой информации, были любовные отношения с такими звездами, как рок-музыкант Фредди Меркьюри, модельер Ив Сен-Лоран и певец Элтон Джон. Но главной любовью в личной жизни Рудольфа Нуриева почти всю жизнь оставался датский танцовщик Эрик Брун. Мужчины были вместе на протяжении 25 лет, вплоть до смерти Эрика в 1986 году. Хотя нужно признать, что отношения между ними всегда были очень непростыми, ведь по темпераменту русский и датчанин оказались чуть ли не противоположностями.

Смерть

Еще в 1983 году в крови Рудольфа Нуриева был обнаружен вирус иммунодефицита, так называемая «чума XX века». Болезнь развивалась, и через 10 лет, 6 января 1993 года, в пригороде Парижа великий танцовщик скончался от СПИДа. По его требованию тело было захоронено на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, а могила накрыта цветным персидским ковром. Читайте еще: Айвазовский биография.

Несмотря на то, что артист балета отказался от гражданства России, на родине поклонники поняли его решение и продолжали ценить творчество Рудольфа. После смерти Нуриева его имя было присвоено Башкирскому хореографическому колледжу, одной из улиц в Уфе, а также открыт музей. Кроме того, в Казани проводится ежегодный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *